from a to w

о границах. животрепещущее

from a to w

Я ненавижу твоего Бога! (Роман, продолжение)



Начало здесь

* * *
Мы сидим в центре города.
В кафе под двумя огромными каштанами.
Они укрывают нас от жарких солнечных лучей.

Она позвонила мне сама.
- Здравствуй.
- Здравствуй.
- Ты узнал меня?
- Конечно, узнал.
- Ты не занят?
- Нет, я не занят.
- Мы можем увидеться?
- Да, конечно.

Её номера не было в моём телефоне, она никогда прежде не звонила мне, поэтому я ждал чего и кого угодно. Только не этого голоса.
Мне пришлось сесть и обхватить руками голову. В неё ушла вся кровь, презрев силу земного притяжения. Вся до капли. Голова стала тяжёлой и должна была вот-вот разорваться.
Я удержал взрыв, стиснув челюсти и сжав виски.
Потом кровь отхлынула. Мне показалось, что я теряю сознание. Я снова сжал зубы и пришёл в себя.
Сердце остервенело билось в своей клетке.

У меня есть сорок минут.
Collapse )

* * *
from a to w

Я ненавижу твоего Бога!



На днях услужливый бот напомнил мне, что 4 мая 2009 года я опубликовала тут отрывок из нового романа.
Забавным было то, что я о нём — о романе — совсем забыла. :)
Покопалась в архивах. Нашла.
Оказалось, что он так и остался недописанным.
Хотя концовка уже ясна, осталось только облечь в романные слова мои заметки о финальном развитии событий.
Не знаю, стану ли я это делать... уже не очень интересно описывать то, что мне известно в деталях. Да и сама тема перестала волновать — здесь о внутренней борьбе сорокадвухлетнего служителя церкви с самим собой, о пересмотре картины мира и о...
Впрочем, если интересно, можно прочесть роман, который я буду выкладывать частями — при условии, конечно, что будет какая-то реакция читателей.
Поехали.

Аннотация

Угодив в жизненный тупик, можно впасть в отчаянье, а можно обратить его в начало новой жизни.

Сорокадвухлетний автослесарь, верный муж и отец троих детей, начинает осознавать, что прожитые годы лишь номинально можно назвать жизнью.
С детства вместо радости и любви в родительском доме его окружали равнодушие, непререкаемые догмы и лицемерие.
Собственная семья родилась из минутной страсти и стала обременительной обыденностью, отгородиться от которой оказалось возможным заботой о хлебе насущном, служением картонному богу и чтением книг.
Знакомство с двумя совершенно разными людьми словно пробивает панцирь отчуждённости, и место равнодушия стремительно занимает любовь – чувственная, дружеская, родственная.
Ничего, казалось бы, не сдвинулось вокруг, всё и вся остаётся на своих местах, но жизнь меняется и из беспросветной рутины превращается в Путь.

Часть первая

- Мы не сделаем этого, – говорит она.
Collapse )

Добавлю, если кому-то интересно.
Всё, написанное мной (а это семь книг - три романа и 4 сборника короткой прозы), было издано в издательстве ЦП (Москва) с 2006 по 2012 г. общим тиражом 65 тыс. экз. и ещё один сборник у Franc-Tireur (USA).
Сейчас я самоиздаюсь (по весьма условным ценам) вот здесь - https://www.litres.ru/uliya-dobrovolskaya-13779248/
from a to w

Старый Новый рассказ (серия "рассказы из названий")

из книги «Жизнь как непрерывная череда чудес и ангелов и столь же непрерывное упражнение во всемогуществе»
март 2014


Рассказ о том, как я с детства любила эклектику в обстановке квартиры,
говорящую о том, что здесь жили и до меня, и до моих предков,
как любила обилие читаных и новых книг, толстых и не очень журналов,
всяческих деталей и милых безделушек, переходящих из поколения в поколение, намекающих на наличие истории семьи,
как я культивировала и поддерживала в своих последующих жилищах дух родового гнезда,
и как потом постепенно пришла к тому,
что единственно комфортный для меня стиль это оптимальный минимализм, сдобренный функциональным хай-теком,
и как отрефлексировав сии перемены в своих взглядах, пришла к выводу,
что таки да,
темпора действительно мутантур,
эт нос, конечно же — хоть и далеко не все — мутамур ин иллис,
что я тоже мутантурнула,
да так круто — прямо на сто восемьдесят по всем параметрам, и к тому же по спирали —
неважно, вверх или вниз: в пространстве вариантов таких глупостей не существует —
и поняла, что всё прожитое до меня и мной не стоит тащить кандалами за собой — новой и другой,
что любая история — от семейной до всемирной — дело абсолютно пустое,
ничему никого никогда она не учила и не научила,
а лишь поставляла диссертабельные темы и источник существования одним,
щекотания нервов или самолюбия другим,
да яблоки преткновения всем остальным,
что жизнь прекрасна без истории и отметин времени,
а для разнообразия впечатлений и ощущений надо уметь начинать иногда всё с белого листа и нового имени,
не убиваться над сгоревшей фурой с твоими картинами,
которые вёз через океан, чтобы выставить на проснувшейся и вспомнившей о тебе родине,
не рыдать над канувшими в кибернебытиё киберпапками с кибертекстами,
писаными твоей вполне себе живой и горячей кровью —
рукописи-то не горят, даже дигитальные —
ибо тщета всё это и ловля ветра,
что не в том смысл жизни, чтобы жить под гнётом наследия,
не в том, чтобы собственными следами наследить в жизни,
а то и, паче чаяния, самому наследством заделаться,
и не в том смысл, чтобы копить,
и не в том, чтобы тратить,
не в том, чтобы разбрасывать камни и собирать их,
насаждать и вырывать насаждения…
далее по тексту,
а в том, что нет его вовсе, смысла-то —
живи в здесь-и-сейчас,
делай, что любишь и умеешь,
да радуйся тому, что имеешь.
*
from a to w

кто виноват?



Крамольные мысли о добре и зле

«Всё относительно».
Это не я сказала.
А Владимир Высоцкий.
И даже уточнил: «всё-всё!».

Это шутка.
А если серьёзно: как в этом аспекте определить: что есть добро и что есть зло?..

Не сотвори апостол Иуда «зла» предательства, не было бы «добра» Христовой жертвы – пути «спасения души», нужного столь многим.

Не сотвори врачи «добра», выходив крошку Чикатило или малыша Гитлера – а они наверняка иногда болели, как и все маленькие дети, – не было бы серии леденящих кровь убийств в масштабах одного района или половины Земли.

Не сотвори партизан Заслонов «зла» убийства, пустив под откос несколько составов с людьми немецкой национальности, уменьшилась бы численность славян и иудеев и увеличилось бы количество крови, пота и слёз.
Ну, и так далее...

Прежде чем судить другого и его поступки,
не забудь сначала поставить себя на его место,
отринув внушённые тебе стереотипы и догмы.

У народных мстителей, пленивших зрителей ***, есть такая же любимая, как и у террориста Заслонова, Родина - земля, которую Большой Брат Малых Народов не хочет покинуть только потому, что что-то там залегает в её недрах такое, что ему, Большому Брату, очень нравится; есть не менее любимые родственники и друзья, которые живут по своим законам, не пытаясь их кому-то навязать и которые пролили много слёз по своим погибшим; есть города и сёла, от которых скоро ничего не останется из-за любви Большого Брата к этой земле.
Ну, и так далее...
* * *

опубликовано в моём жж 2010-03-29, спасибо боту за напоминание!
тпм, в каментах под постом интересные диалоги.
from a to w

всё ещё актуально

об искренности и не
(написано в 2010-м)

я не любитель (если не сказать конкретней) и ярый избегатель каких бы то ни было ритуалов.
иногда, став невольным или случайным свидетелем творимого обряда, отворачиваюсь, чтобы только не впасть в грех осуждения.
а бывает, даже очевидно протокольное действо трогает до слёз.
вероятно, душа умеет уловить степень искренности вершащего ритуал.
искренность, трепет души, передаётся независимо ни от чего: даже, пройдя через объективы, архивы, эфиры, экраны и много дней, она заставляет вибрировать твою душу на той же частоте, а неискренность – стыдливо отворачиваться.
а возможно, это вопрос личностных настроек или степени экзальтации момента – и ты не отреагируешь на чьё-то чистосердечие, а чей-то ложный пафос примешь за чистую монету.


Гоа
from a to w

о "дружбе навеки"



на пост Яны:

хорошая аналогия про дорогу, поезд и попутчиков - да, всё меняется, все меняются.
а ещё мне кажется, что понятие дружбы излишне романтизировано.
дружба в детстве-юности нужна для социализации, для того, чтобы научиться общению, для того, чтобы в этом общении активнее развиваться за счёт взаимного обмена картинами мира, открытиями.
а потом мы уходим на свои территории - профессия, семья, география, в конце концов - и отдаляемся. или не отдаляемся - как уж сложится.
поэтому цепляться за дружбу, да и вообще, за любые отношения с кем-то, непродуктивно, как минимум.
я бы со школы внушала это подрастающим наравне с таблицей умножения - чтобы потом в жизни было меньше драм и трагедий.
и тут же сама себя поправлю: ни одному социуму, государству не нужны самодостаточные люди, опирающиеся только на себя - ими же управлять невозможно.
поэтому в школьной программе ещё очень долго не будет ни этого, ни психологии отношений в целом.
from a to w

пост семилетней давности

служба информации дорогого мироздания



вышел как-то Большой Фотограф из кабинета одного не очень большого начальника ни с чем.
идёт по улице и думает: да что же это такое?..
за спиной раздаётся приятный женский голос: не бери в голову, сегодня сатанинский день.
и тут его обгоняет дама, разговаривающая по телефону.